Мифы и факты

«Северный поток ‑ 2» – сложный проект, поэтому вызывает много вопросов – от энергобезопасности и охраны окружающей среды до международных отношений и рыночной динамики. Мы публикуем огромное количество информации и представляем наш проект на сотнях слушаний, конференций и других мероприятий.

Однако вокруг проекта по-прежнему много ложной информации, намеренно тиражируемой политическими оппонентами и коммерческими конкурентами.

Этим мифам мы противопоставляем факты.

„«Северный поток ‑ 2» повышает зависимость от России.“ – Единственная страна, полностью зависимая от российского газа, – это Россия.
„Nord Stream 2 erhöht die Abhängigkeit von Russland.“

Эти активно муссируемые страхи далеки от реальности. Единственная страна, полностью зависимая от российского газа, – это Россия. Доля российского газа в газопотреблении ЕС сейчас составляет около 30%. «Северный поток ‑ 2» кардинально не изменит ситуацию, поскольку обеспечит лишь часть дополнительного импорта газа, необходимого Евросоюзу. Диверсификация стала для ЕС настоящей историей успеха. Евросоюз располагает 22 терминалами СПГ, которые при мощности 216 млрд куб. м способны покрыть 50% его текущих потребностей в импорте, но работают с загрузкой порядка 20%. В то же время газопроводы, соединяющие страны Центральной и Восточной Европы, готовы поставлять с запада на восток по 147 млрд куб. м газа в год. Даже импортные потребности Украины с ноября 2015 г. полностью удовлетворяются с западного направления. Впору говорить не о зависимости, а о высокой гибкости.

„Россия использует «Северный поток ‑ 2» как политическое оружие.“ – Говоря о политическом оружии, стоит разобраться, кто находится под прицелом, а кто держит палец на спусковом крючке!
„Nord Stream 2 wird von Russland als politische Waffe benutzt.“

Говоря о политическом оружии, стоит разобраться, кто находится под прицелом, а кто держит палец на спусковом крючке! Диверсификация рынка ЕС идет стремительно. Согласно вице-председателю Еврокомиссии Шефчовичу, значительный прогресс в этой области демонстрируют 22 из 28 государств-членов. Польша имеет возможность получать уже 90% газа из нероссийских источников. Финансируемые Евросоюзом «проекты, отвечающие общим интересам», на которые в 2017 г. выделено 800 млн евро, продолжают укреплять энергетическую инфраструктуру. В этом году начнется строительство нового интерконнектора между Эстонией и Финляндией, другой газопровод через 2 года свяжет Болгарию с Грецией, а Литва и Польша уже сейчас регулярно принимают танкеры с СПГ. В то же время России все чаще приходится отстаивать свое место на рынке ЕС. Выдвигаемые против «Северного потока ‑ 2» политические аргументы очевидно демонстрируют, что именно Запад держит палец на спусковом крючке «политического оружия».

„Евросоюзу не нужен еще один такой газопровод, как «Северный поток ‑ 2».“ – Добыча газа в ЕС сокращается, чтобы компенсировать ее снижение, необходим дополнительный импорт.
„Die EU braucht keine weitere Pipeline wie Nord Stream 2.“

Промышленность и энергетика Европы с этим не согласны: добыча газа в ЕС сокращается. Чтобы компенсировать ее снижение, необходим дополнительный импорт, причем на конкурентной основе. Пример – химический сектор, в котором занято свыше миллиона человек и который сильно нуждается в надежных и конкурентоспособных энергопоставках. «Северный поток ‑ 2» – один из компонентов решения этой проблемы наряду с импортом СПГ. Средняя загрузка 22 терминалов СПГ в Евросоюзе составляет лишь порядка 20%, но никто не ставит под сомнение целесообразность их существования и разумность вложения средств европейских налогоплательщиков в дополнительные терминалы СПГ.

„«Северный поток ‑ 2» противоречит целям ЕС в области диверсификации.“ – Диверсификация ради диверсификации – это не решение, а рецепт расточительства.
„Nord Stream 2 widerspricht den Diversifizierungszielen der EU.“

Подобная риторика явно не соответствует действительности, поскольку по большому счету диверсификация газового рынка Европы – уже реальность. Поставив себе целью создать конкурентный внутренний рынок, Евросоюз добился в этом успеха благодаря масштабным вложениям в интерконнекторы и новые терминалы СПГ. Пять крупных газовых компаний ЕС тоже решили внести свой вклад, инвестируя в новую современную газотранспортную систему «Северный поток ‑ 2», дающую самый экономически выгодный доступ к крупнейшим в мире российским запасам газа. А диверсификация ради диверсификации – это не решение, а рецепт расточительства.

„«Северный поток ‑ 2» противоречит целям ЕС в области климата.“ – Борцам против «Северного потока ‑ 2» стоит задаться вопросом: поможет ли поддержка ими угля и СПГ, получаемого с применением гидроразрыва пласта, достичь климатических целей ЕС?
„Nord Stream 2 ist gegen die Klimaziele der EU.“

Если ЕС всерьез настроен на достижение климатических целей, то доля газа в энергоструктуре должна возрасти, чтобы обеспечить отказ от сжигания угля. Газ одного лишь «Северного потока ‑ 2» в случае замещения им угля позволит снизить выбросы при производстве энергии в ЕС на 15%, или 160 млн т в год. Если в качестве замены угля выбрать газ, то он должен поступать в Европу наиболее экологичным путем. «Северный поток ‑ 2» – самый прямой маршрут к крупнейшим в мире запасам газа с наименьшим уровнем выбросов парниковых газов по сравнению с альтернативными вариантами. Борцам против «Северного потока ‑ 2» стоит задаться вопросом: поможет ли поддержка ими угля и СПГ, получаемого с применением гидроразрыва пласта, достичь климатических целей ЕС?

„Из-за «Северный поток ‑ 2» Украина потеряет 2 млрд долларов.“ – Экономическая целесообразность любых объектов газотранспортной инфраструктуры любых операторов зависит от их конкурентоспособности, а также доверия клиентов по обе стороны газопровода.
„Nord Stream 2 wird einen Verlust von zwei Milliarden Dollar für die Ukraine verursachen.“

Экономическая целесообразность любых объектов газотранспортной инфраструктуры любых операторов зависит от их конкурентоспособности, а также доверия клиентов по обе стороны газопровода. Принуждение поставщика к использованию определенного маршрута поставок несовместимо с принципами рыночной экономики. Обязательным условием является долгосрочная техническая надежность, предполагающая систематическое техобслуживание. Средства на экстренный (!) ремонт от ЕБРР и ЕИБ могут помочь поддержанию безопасной эксплуатации одной газотранспортной системы пропускной способностью 30 млрд куб. м после 2020 г. В этой связи немного простейшей экономики: приводимая цифра 2 млрд долларов – это не прибыль от транспортировки газа, а сумма платежей по транзитному контракту. После вычета эксплуатационных затрат и топливного газа для компрессоров должно оставаться несколько сот миллионов долларов. Значительная часть этой суммы должна была идти на модернизацию и обслуживание системы. Европейский потребитель годами вливает средства в систему, но должное обслуживание не обеспечено.

Проект в цифрах

80% utilisation

В 2016 г. среднегодовая загрузка «Северного потока» достигла 80 %

С момента запуска в 2011 году загрузка газопровода «Северный поток» постоянно росла. В 2016 году она достигла 80 % его общей пропускной способности. Потребителям в ЕС в течение этого года было поставлено около 43,8 миллиарда кубических метров природного газа. Этого объема достаточно для обеспечения газом более 20 миллионов домохозяйств.

Использование природного газа вместо угля для производства электроэнергии снижает объем выбросов CO₂ на 50%

При замене угля на газ для производства электроэнергии ЕС сократит выбросы CO₂ на 40% к 2030 году по сравнению с уровнем 1990 года. Использование 55 млрд куб. м газа из «Северного потока ‑ 2» вместо угля позволит ЕС снизить выбросы на 14%.

Объемов газа, поставляемого по газопроводу «Северный поток ‑ 2», будет достаточно для обеспечения 26 млн домохозяйств

«Северный поток ‑ 2» может внести существенный вклад в обеспечение энергетической безопасности ЕС. Чтобы покрыть дефицит импорта ЕС понадобятся дополнительные поставки. Новый газопровод вместе с поставками СПГ и проектами Южного коридора дополнит существующую газотранспортную инфраструктуру.

9 стран Балтийского региона примут участие в консультациях

«Северный поток ‑ 2» пройдет через территориальные воды и/или исключительные экономические зоны России, Финляндии, Швеции, Дании и Германии. Для строительства и эксплуатации газопровода необходимо получить разрешение от каждой из этих стран. Другие страны Балтийского региона (Польша, Литва, Латвия и Эстония) также примут участие в международных консультациях.

200 000 труб потребуется для строительства газопровода

Газопровод «Северный поток ‑ 2» состоит из двух ниток протяженностью 1200 км каждая. Для одной нитки потребуется 100 000 12-метровых труб. Скорость трубоукладки достигает 3 км в день.

Один из самых длинных морских газопроводов в мире

«Северный поток ‑ 2» пройдет через Балтийское море от российского побережья до побережья Германии рядом с городом Грайфсвальд. Маршрут пройдет преимущественно вдоль газопровода «Северный поток».

Длина каждой трубы - 12 м, а вес - 24 т

На борту специализированных судов 12-метровые трубы сваривают и укладывают на дно Балтийского моря. Каждый сварной стык проходит ультразвуковой контроль. После соединения секций в единую плеть вся система проходит испытания перед вводом в эксплуатацию.

Газопровод имеет неизменный внутренний диаметр 1153 мм и толщину стенки до 41 мм

На внутреннюю поверхность труб наносится антифрикционное покрытие для снижения трения потока газа. Снаружи на трубы наносится антикоррозийное покрытие, а затем – утяжеляющее бетонное покрытие для обеспечения дополнительной защиты и устойчивости газопровода на морском дне.

К 2035 году дефицит импорта газа в ЕС составит примерно 120 млрд куб. м

По прогнозам добыча газа в Нидерландах, Великобритании и Норвегии будет падть. В тоже время спрос на газ останется на том же уровне благодаря низкому содержанию углерода. Потребность ЕС в газе может быть удовлетворена только в случае увеличения объема импорта. «Северный поток ‑ 2» сможет покрыть около трети дополнительного импорта в ЕС.

Исследовано 40 000 линейных километров Балтийского моря

«Северный поток ‑ 2» будет соответствовать самым высоким стандартам в области охраны окружающей среды и социальной ответственности. Проект будет реализован на основе успешного опыта строительства газопровода «Северный поток». Экологические исследования Балтийского моря, проведенные компанией Nord Stream, стали самыми широкомасштабными в истории.

47 800 млрд куб. м: Россия обладает самыми большими запасами природного газа в мире

«Северный поток ‑ 2» будет поставлять газ в Европу из крупнейшего Бованенковского месторождения на полуострове Ямал на севере России. Запасы газа на месторождении оцениваются в 4,9 трлн куб. м, что более чем в два раза превышает разведанные запасы ЕС (1,9 трлн).

Доля российского газа в общем энергопотрелении ЕС

Проект «Северный поток ‑ 2» будет способствовать развитию более чем 40‑летнего сотрудничества России и ЕС в сфере энергетики. Россия является крупнейшим в мире экспортером газа, а долгосрочные инвестиции в инфраструктурные проекты подтверждают, что российский газ является одним из наиболее экономически выгодных источников энергообеспечения ЕС. Газ из России составляет лишь небольшую часть в общей структуре энергопотребления ЕС.

3 км в сутки

Скорость укладки газопровода по дну Балтийского моря может достигать 3 км в сутки

Суда-трубоукладчики действуют как плавучие заводы: на них трубы сваривают, проверяют, а затем присоединяют к основной нитке газопровода. Поставка труб на суда точно по графику позволяет вести работу в круглосуточном режиме.